195176, г. Санкт-Петербург,
Пискаревский пр. д.25,
литер А пом. 8Н.
info@armkllc.ru
   +7 (812) 748-51-31

ООН о биоэнергетике: лекарство может быть хуже болезни

Дата публикации: 2019-07-31 11:00:00

Michel Bureau

На фоне рисков повышения температуры на Земле до опасных показателей, гибридная биоэнергетика с улавливанием и хранением углерода (BECCS) стала довольно привлекательной альтернативой. Мы знаем, что растения поглощают углекислый газ из атмосферы, а электростанции сжигают биомассу для выработки электроэнергии. Суть в том, что выбросы собирают и перекачивают под землю, где хранятся до лучших времён. Таким образом энергия генерируется даже при удалении CO2. Это ли не победа? Но на климатической конференции ООН, прошедшей в начале августа в Женеве, Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК) было озвучено предупреждение о рисках увлечься созданием огромных биоэнергетических плантаций, которые могут поставить под угрозу права на землепользование малых и частных фермерских хозяйств, водоснабжение и даже производство сельхоз продовольствия вообще.

«Наш доклад является своего рода проверкой реальности», - говорит Леннарт Олссон из Центра исследований устойчивости при Лундском университете в Швеции, ведущий автор доклада. Он подчёркивает, что вместо больших ставок на биоэнергетику, правительствам необходимо сосредоточиться на фундаментальных мерах, направленных на сокращение использования ископаемого топлива. Планета больна цивилизацией, и «нет никаких путей к смягчению последствий изменения климата». Чтобы выздороветь, нужно победить болезнь, а не симптомы.

В своём докладе МГЭИК с разных сторон рассматривают взаимодействие изменчивости локальных и общих погодных режимов и тенденций, участившихся засух, лесов и сельхозугодий. Наблюдения и анализ собранных данных подтверждает, что меры по сохранению лесов и внутрипочвенного углерода являются ключевыми шагами в борьбе с изменением климата. Но поскольку одних этих мер будет недостаточно для того, чтобы вернуть положение дел планеты в зону безопасности, в отчёте также рассматривается возможность применения стратегии «отрицательных выбросов», которая до сих пор тестировалась лишь на нескольких электростанциях. Да вот только это довольно дорогостоящий метод: он улавливает двуокись углерода из воздуха, где его доля – одна молекула на две с половиной тысячи. В то время как забор вещества из выхлопных труб даёт «урожай» аж в одну десятую долю. То есть в 250 раз больше.

Но почему столь невыгодная мера всё же обсуждается?

Дело в том, что избежать худших последствий изменения климата возможно, если суметь удержать превышение средних глобальных температур от уровня прединдустриальных времён не более чем в полтора градуса. Об этом та же группа климатологов ООН говорила  Начало формы

Конец формы

гв октябрьском докладе прошлого года. Уже тогда было понятно, что просто сокращениями выбросов этой цели не достичь. Даже со всё возрастающим темпом перехода на возобновляемую энергию цивилизация всё равно оставляет в атмосфере гигатонны избыточного углерода. Прогнозы, основанные на статистике, компьютерных моделях и расчётах, говорят о необходимости удалить его. Но сделать это можно, только если выделить под энергетические культуры несколько миллионов квадратных километров – площадь, размером с Индию. А с учётом того, сколько это займёт времени, в течение которого выбросы будут продолжаться (мировые электростанции только в 2017 году выбросили около 32,5 гигатонн CO2, в то время как обычное связывание углерода в почве уберёт в лучшем случае 5 гигатонн в год. И то – лишь к 2050-му году), Индий понадобится немало.

Так что в новом отчёте рассматриваются последствия развёртывания «энергетических гектаров» в таких широких масштабах и делается вывод о том, что они могут значительно повлиять на сельскохозяйственные земли, чем создадут давление на обычные культуры и поставят под угрозу продовольственную безопасность. А воздействие на флору и фауну может оказаться даже непоправимым, резко снизив биоразнообразие (как пальмово-масличные плантации вытесняют исконные тропические леса в Юго-Восточной Азии). А ещё такие «фермы» могут высосать дефицитную воду, особенно в засушливых районах, где орошение сельхоз-культур и прежде истощало местные запасы.

«Также, – отмечает Олссон, – промышленные биоэнергетические культуры могут привести к тем же проблемам, что и интенсивное производство продуктов питания, таким как загрязнение воды из-за избытка удобрений». «Расширение биоэнергетики в развивающихся странах может также усугубить социальные проблемы, такие как потеря земли мелкими фермерами», – говорит рецензент доклада Мария Хосе Санс Санчес, экофизиолог и научный руководитель Баскского центра по изменению климата в Лейоа (Испания).

Кроме этого она добавляет важное замечание, что крупномасштабная система BECCS может работать не так, как ожидалось: плантации могут быть уничтожены вредителями или привести к выделению меньшего количества углерода, чем ожидалось. «Если это не удастся, у нас будет серьёзная проблема», – говорит она.

В общем, неприятностей может прибавиться, если ограничиться только одним решением.

«Некоторые виды биоэнергии лучше, чем другие», – отмечает биогеохимик Уильям Шлезингер, бывший директор Института исследований экосистем Кэри в Миллбруке, Нью-Йорк. Но, по его словам, и хуже тоже: быстрорастущие травы могут сбраживаться в этанол с минимальными компромиссами, а превращение деревьев в древесные гранулы для электростанций само по себе контрпродуктивно, поскольку деревья отрастают (и, соответственно, чистят воздух) слишком медленно. Улавливание и хранение углекислоты на электростанциях, как это предусмотрено в BECCS, решит проблему времени, но «я не знаю никого, кто мог бы сделать это экономически», - заключает он. А вот Роб Беллами, учёный-эколог из Манчестерского университета в Соединённом Королевстве, видит важность в другом: ограничение количества земель, переустроенных в биоэнергетических целях, просто необходимо для сохранения локальных экосистем. Это уменьшит непреднамеренный ущерб, но также уменьшит и любые климатические выгоды. «Конечно, BECCS играет определённую роль, но не в том масштабе, который демонстрируют модели», – заключает он. Об этом же говорит Кристофер Филд, климатолог из Стэндфордского университета в Пало-Альто, штат Калифорния: «Важно, чтобы мы не поддавались соблазну чего-то вроде BECCS, где лекарство может быть хуже, чем болезнь». Он призывает не класть все яйца в одну корзину, и, наряду с BECCS, развивать другие технологии с негативными выбросами. Тем более, что уже есть не только идеи, но и наработки по извлечению CO2 из воздуха, с меньшими последствиями для окружающей среды. 


 

По материалам ScienceMag.org